Бурятия: кристалл толерантности

Толерантное отношение горожан ко всем гостям столицы обусловлено, в первую очередь, многовековым соседством шаманизма, христианства и буддизма. Сегодня самое сильное распространение имеет буддизм. На втором месте шаманизм. По словам нашего гида Анастасии, бурятки по происхождению, в Улан-Удэ практически каждая верующая бурятская семья имеет своих ламу и шамана.

Мы понаблюдали за людьми, пообщались с населением бывшего Верхнеудинска. Буряты – народ жизнерадостный. Каждый человек пребывает «в своем дзене». Неизбежно обладает азиатской хитрецой, но это не мешает им быть открытыми и довольными жизнью. Нет хмурых мосек, какие мы часто наблюдаем в Петербурге. Молодежь правильная, нормальная. Вечером на центральной площади молодые люди негромко общаются.

Улан-Удэ: самая большая в мире голова Ленина Самая большая в мире голова Ленина (не вмещается в рамку :)
У фонтана на центральной площади Улан-Удэ  У фонтана на центральной площади Улан-Удэ

Кстати, негромкое общение, - это национальная черта бурятов. Как-то в ресторане наш столик находился по соседству со столиком компании мужчин-бурятов, принимающих алкоголь. Мужчины так тихо говорили, что мы порой ловили себя на мысли, что, общаясь друг с другом, заглушаем эту пьяную компанию. А ведь мы обычные интеллигентные люди из Санкт-Петербурга. Еще одно наблюдение мы сделали в супермаркете «Титан»: в очереди из 10 человек стояла такая тишина, словно в журнальном зале библиотеки им. Маяковского в Санкт-Петербурге. Конечно, это совсем непривычно для нас, ведь для наших супермаркетов гвалт вполне обычен: если покупатели не разговаривают друг с другом, то они громко общаются по телефону.

Лица бурятов осмысленные и умные. Они быстро «включаются в тему». Понимают шутки и шутят сами. Если пресным дамам из турфирм Иркутска нам приходилось разжевывать понятие «отдых на Байкале», чтобы они хоть чуть-чуть вникли, где это находится, и что конкретно мы хотим, то при общении с турфирмой в Улан-Удэ было достаточно произнести эти три слова – «отдых на Байкале». У Бориса даже сложилась дружба с бурятками из турбизнеса. Когда одна из женщин сказала, что «иркутчане – это столичные гости», Борис рассмеялся: «Пожалуй, времена Иркутска уже прошли. Нельзя и сравнивать Улан-Удэ с Иркутском. Дневной город еще подлежит сравнению, но не ночной точно. Мы не ошиблись, что свою «восточную резиденцию» перенесли в Улан-Удэ». Буряткам было приятно слышать такие слова.

На этом позвольте закончить рассуждения о Бурятии и бурятах и переместиться в «Иволгинский дацан» - центр российского буддизма. Читайте следующую статью: «Иволгинский дацан или погружение в основы буддизма».


April 14, 2021, 10:23 pm