«Разбитая» дорога Красноярск-Иркутск: трагедии нет!

Выезд из Красноярска такой же долгий, как и въезд в него. Загрузив вещи в Jimni в 8 утра, мы поехали на ул. Красной Армии, чтобы сдать ключи, а затем в обратную сторону к выезду на трассу. Пробки Красноярска ничем не отличаются от пробок Санкт-Петербурга, поэтому, отстояв положенное время, мы встали на трассу только в 13 часов.

Сегодня мы едем по самой глухой, с точки зрения карты России, части нашего маршрута. Нам предстоит пройти 1,050 км до Иркутска. Из возможных стоянок имеются только мелкие города, которые при поверхностном изучении не подают надежды на адекватный прием туристов. В Тулуне, например, единственная приличная гостиница «Центральная» попросила с нас 4,000 рублей за сутки.

Более того, в интернете активно ходили слухи о разбитых дорогах, которые невозможно пройти. Мы опровергаем эти слухи. Пройти можно! Во всяком случае, мы это сделали два раза - туда и обратно.

Мы подтверждаем, что после 300 км от Красноярска начинаются участки грунтовой дороги общей протяженностью порядка 50 км (сначала 30 км, потом 5, а за 20 км до Тулуна еще участок протяженностью порядка 17 км). Не исключено, что нам повезло – стоял ясный и сухой день. Если бы дорогу размыло то, возможно, пройти было бы сложнее. Однако по дороге идут караваны фур, степенно перешагивая ямы и насыпные кочки. Фуры, в отличие от нас, идут по расписанию. Соответственно, знают, куда идут.

Возможно также, подобные отзывы писали люди, не способные снижать скорость перед препятствиями. Если ехать по грунтовке 180 км в час, как это бывает на трассе, то и автомобиль и его водителя ожидает сплошной негатив.

Мы пообедали в Канске, который оставил о себе депрессивное впечатление. Невыразительные, заросшие травой и закиданные мусором улицы. Однообразные безликие дома. Своей безродностью Канск похож на Шадринск, однако, в отличие от Шадринска, он еще и не имеет своего лица. Обед в ресторане можно оценить на твердую тройку с минусом: еда домашняя, но не вкусная (зато она есть! В отличие от Шадринска), а вот с атмосферой заведения сплошные казусы. Отсутствует отделка, музыка в стиле шансона самого низкого регистра, которую поставили как особую изюминку, как только мы вошли. Мы не рискнули попросить выключить, поскольку на нас явно бы обиделись, к тому же, мы не были единственными посетителями. Поодаль пришвартовался одинокий полицейский с грустным лицом, который явно переживал события надрывающих душу музыкальных сочинений.

В 350 км от Красноярска имеется действующий, но не обозначенный участок ДПС.

Дорогу Красноярск-Иркутск по праву можно назвать самой живописной. Та махровая тайга, которую мы так жаждали увидеть, началась только сейчас. Пушистую зеленую поверхность приминают извилистые реки. В лучах раннего заката (6 часов вечера) на гладь водных трасс опускаются ветки растений, чуть подернутых разноцветием ранней осени. Наша фотокамера, к сожалению, не способна отобразить эту головокружительную красоту.

NSR: лес под Красноярском  NSR: поля под Красноярском

Лес и поле под Красноярском: то немногое, что удалось захватить фотообъективом

Границы Красноярской и Иркутской областей отделяется рекой Верблюд. В Сибири принято между областями ставить огромный православный крест. Мы въехали в часовую зону МСК +5.

Никто не поверит, если мы скажем, что в этой глухой сибирской тайге активно строят дороги, укрепляют склоны, сажают траву. В районе Тулуна нет никакого дикого края. Здесь много работы и много людей.

По дороге нам попался город Нижнеудинск. Звучит не благозвучно, однако, такое название дала ему река Уда, широкая и крупная, которая своей бурностью потянет на основание ГЭС. Сам Нижнеудинск - две улицы три дома. Пасутся коровы. Стоят обычные деревенские дома. Участок с таким домом здесь можно купить за 500 тыс. руб. Имеются также и двух- и пятиэтажные дома.

По дороге мчатся колясочные мотоциклы «Урал» зеленого цвета на старых номерах. Между Нижнеудинском и Тулуном этого транспорта настолько много, что его можно назвать настоящим таежным транспортом. Компанию «Уралам» составляет старая техника 50-х годов, - лесовозы из фильма «Девчата».

В окрестностях деревни «Худоелань», куда мы прибыли после полного захода солнца, нам навстречу выехал огромный мотоцикл. Колеса этого агрегата имели размер с трактор. На форзаце этого «ейти» среди мотоциклов горела одна фара. За отсутствием другой освещенности, кроме фары гиганта и двух фар Jimni, мы не смогли разглядеть подробно этого «дикаря».

На дорогу спустилась ночь. За Худоеланью с заправками тоже стало худо. Мы уже порядком измотаны. Стрелки часов приближаются к 12, а до Иркутска еще 350 км пути. Пора подумать, как быть дальше. Мы уже отвергли вариант ночевки в Тулуне за 4,000 рублей. Мы не можем остановиться посреди тайги, чтобы нас загрыз медведь. Мы не можем и ехать дальше, потому что чертовски устали. Решение только одно – ночевать в автомобиле на заправке. Но где же она, заправка? Борис собрался с духом и погнал Jimni дальше, вперед. Я же, не выдержав мотания по дороге, уснула, лишь стрелки коснулись 12-ти.

Через два час Jimni нашел себе местечко для ночлега. Читайте дальше "Ночь в Jimni"

April 14, 2021, 11:28 pm